🚕 Специальное предложение для пациентов клиники - бесплатное такси. Читать подробнее
Меню
+7 (961) 281-49-40 Круглосуточная запись

Исаев Руслан Николаевич

  • Врач-психиатр, нарколог, кандидат медицинских наук,
  • президент Независимой наркологической гильдии (ННГ),
  • эксперт Общественной Палаты РФ,
  • руководитель рабочей группы по реабилитации Координационного совета Общественной Палаты РФ,
  • автор десятков научных работ, посвященных лекарственным и физиотерапевтическим методам лечения наркозависимых.

«Кодирование не является методом избавления от болезни, как многие думают. «Зашивать» человека можно бесконечное число раз. И столько же раз, если нет мотивации на лечение, он будет срываться…»

«В свое время, мы стали первыми, кто смог перенять опыт зарубежных коллег и принять на реабилитацию и восстановление пациентов с зависимостями, отягощенными психическими расстройствами. Вся наша команда с нуля создавала теоретический и практический фундамент, который уже несколько лет является «спасительным кругом» для тех пациентов, которым раньше не было возможности оказать помощь. Этот уникальный проект до сих пор остается самым эффективным в стране, что говорит о многом.»

Опыт работы:

  • Отделение интенсивной терапии и реанимации Мордовской республиканской психиатрической больницы (1998-2002 гг),
  • Московская психиатрическая клиническая больница №1 им. Алексеева Н.А.(2002-2004 гг)
  • Реабилитационный наркологический центр «Выздоровление» (2005-2007 гг)
  • Клиника доктора Исаева (с 2007 г)

Профессиональное кредо: «Никогда не останавливаться на достигнутом!»

Мои «Университеты»

Навыки практической работы я получил в мордовской республиканской психиатрической больнице, куда пришел сразу после окончания ординатуры. Главный врач был человеком очень незаурядным, интересующимся, который старался внедрять у себя новые методы лечения. Так, например, в отделение интенсивной терапии, где я работал, помимо чисто психиатрических приемов ведения пациентов, применялась гипербарическая оксигенация, электросудорожная и инсулин-коматозная терапия, антиоксидантная терапия, исследования иммунного статуса и т.д. Нас, простых врачей (я уже не говорю о научных сотрудниках) обязывали бывать на конференциях, посвященных самым разным вопросам медицины. И мне это очень нравилось.

Общению с коллегами из других стран и городов во многом определило мое стремление к медицинской науке и совершенствованию практических навыков. А специфика работы с острыми больными привело к тому, что я стал тяготеть к наркологии.

Дело в том, что через наше отделение проходило очень много больных наркоманией и алкоголизмом. Как правило, это были случаи передозировки и отравления. Я начал интересоваться психологическими портретами этих людей, их родственников, личностными особенностями зависимых, изучать психотерапевтические школы и т.д. Вскоре начал писать диссертацию, которую защитил уже в Москве, работая в психиатрической больнице №1 им. Н.А. Алексеева (бывшая Кащенко).

Первое время мне было там очень интересно. Я учился ведению больных у профессорско-преподавательского состава, участвовал в клинических разборах, вел больных вместе с маститыми наставниками. Все это дало мне очень важное умение – грамотно описывать психический статус пациента, формулировать клинический диагноз, симптомы и синдромы правильным академическим языком. Однако, у этого академизма была и оборотная сторона, чрезмерный упор на синдромологию способствовал гипердиагностике шизофрении…

Дело в том, что симптоматика при этой болезни бывает крайне разнообразной. И многие личностные особенности, акцентуации характера в определенных случаях можно трактовать как симптомы психического расстройства даже у … здорового человека, если «очень внимательно» к ним «присматриваться». Мне неоднократно приходилось всеми правдами и неправдами защищать своих пациентов от этого диагноза. (Со многими из них я до сих пор поддерживаю добрые дружеские отношения).

Через два года я окончательно перешел в наркологию. Специальность была мне интересна, в первую очередь, тем, что здесь я мог видеть результаты своей работы. Через несколько месяцев мои больные становились полноценными членами общества, устраивались на работу, заводили семьи… (При лечении той же шизофрении, если это не острый приступ, таких результатов добиться очень трудно за долгие годы лечения).

Работа в реабилитационный наркологическом центре «Выздоровление» завершила мое профессиональное становление. Активно участвуя в разработке и реализации реабилитационных программ, я сделал для себя один очень важный практический вывод, который можно сформулировать так: лечение алкогольной и наркотической зависимости становится намного эффективнее, если сочетает в себе разные подходы, а не опирается на ригидные догмы или ортодоксальные методы какой-то определенной школы. Любая лечебно-реабилитационная программа должна быть творческой, комплексной и одновременно учитывать индивидуальные особенности больного, начиная от психического и соматического статуса, заканчивая межличностными и семейными проблемами…

Именно такой подход к лечению и реабилитации наркозависимых мне удалось реализовать в клинике, которую я сегодня возглавляю.

Признание коллег

img
img
img
img